Региональное деловое издание
 

Анонс: Экс-убоповца из Воронежа Геннадия Клычева, который сам дал себе кличку «КГБ», разыскивают… эксперты

Что происходит в «логове Навального» в Воронеже»? Это живой организм, но сил и средств «копать» под власть сильнее и глубже у штабистов нет

Что происходит в «логове Навального» в Воронеже»? Это живой организм, но сил и средств «копать» под власть сильнее и глубже у штабистов нет

Не прочь воронежские «навальнята» и поиграть в выборы. Поэтому контакты штаба идут с местным «Яблоком» (Татьяна Шкред) и руководством обкома КПРФ (дружеское общение ведет лично Сергей Рудаков, атеист и космополит-интернационалист).

Очень хотел побывать в воронежском «логове Навального». Мне, как эксперту и политологу, который изучает акции и интеракции политических институтов и акторов, это было бы не только интересно, но и крайне полезно. В итоге, побывал, предметно и основательно пообщался, сделал выводы. Один из них: четверо молодых ребят, работающих в Воронеже в Штабе Навального по адресу ул. Ф. Энгельса 70, не только не смогут устроить мини-революцию в отдельно взятом субъекте РФ, но и вообще, сделать что-нибудь путного для таргетирования политической системы и подтачивания политического режима. На потенциальных лидеров протеста эти ребята точно не тянут. Во всяком случае, сейчас. Теперь же по пунктам.

Первый пункт: инфраструктура и кадры

«Логово Навального» не похоже на логово. Это даже не нора, а маленькая норка для юношей 24-28 лет, двое из которых, историк и политолог, получившие недавно образование на родном для меня историческом факультете ВГУ (прискорбно, в последнее время факультет, не показывая особых результатов в развитии, активно воспроизводит поросль либерал-космополитов для политических структур, ориентирующихся на коллективный Запад). Два других молодых человека – юрист и компьютерщик. Вот и весь круг этих штатных «революционеров» регионального уровня, которым руководит Павел Смирнов.

Штаб Навального в Воронеже в инфраструктурном отношении-это расширенная коморка на первом этаже с характерным для сибаритов творческим беспорядком, сломанными стульями, отсутствием серьезной компьютерной техники, отсутствием хороших условий для приема недовольных и рассерженных властью граждан для их последующей вербовки и воспроизводства радикальной протестной субкультуры в регионе. Очевидно, даже ненавидящий режим Путина человек вряд ли во второй раз обратится за координацией действий в этот штаб (слишком многое направлено на отталкивание), даже если это будет необходимо.

Кроме того, меня не покидало и еще одно ощущение, что П. Смирнов со своей группкой-это некая ангажированная властью оппозиционная политическая структура (рассматривал как версию). Ангажированная либо управлением региональной политики облправительства (это в их функционале), либо местными спецслужбами, что смотрелось бы вполне логично. Что касается первого, то Павел Смирном искренне рассмеялся, показав, что это, как минимум, несерьезно. Во втором случае ни в чем меня разубеждать не стал, подчеркнув, что на свою должность он проходил по серьезному конкурсу, да и догляд за ними из Москвы ведется не детский.

Второй пункт: ролевые статусы

Штаб Навального в Воронеже, это некая комбинация трех не до конца оформившихся формально-неформальных статусов (сужу об этом по достаточно откровенной беседе с П. Смирновым). Причем выбор доминирующего статуса сознательно не производится по одной причине. Что в регионе даст эффект здесь и сейчас в плане создания проблем власти, на том и будет впоследствии построен весь алгоритм политической деятельности.

Итак, группа местных «навальнят» это и некая общественно- политическая НКО с набором деятельностных технологий в политических практиках (типа экологических и правозащитных структур), это и отделение незарегистрированной политической партии (А. Навальный с 2012 года предпринял девять неудачных попыток зарегистрировать свои партии в минюсте, предпоследняя и последняя партии назывались Партия Прогресса и «Россия будущего»), это и некое новое медиа (даже не СМИ), пытающееся, как и головная структура Навального «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК), проводить резонансные журналистские расследования, способные вызвать глубокую ненависть к власти и к аффилированным с властями бизнесменами.

Третий пункт: направленность политических действий апологетов Навального в Воронеже

Наш разговор проходил достаточно искренне и без всяких шпионских изысков. Я сразу же сказал, что был и остаюсь консерватором-традиционалистом, с прочными этатистскими взглядами. В 90-е годы не был очарован западными ценностями (критически относился к ним, особенно бывая на стажировке в этих государствах). Не произносил слов «кровавая гэбня», даже при всем том, что, выполняя качественно свою профессиональную деятельность в мэрии Воронежа, был объектом мощного наезда со стороны УФСБ в 2003-м (заказ исходил от генерал-губернатора Кулакова). При этом, ныне Навального, Соболь и прочую оппозиционно-либеральную тусовку называю не иначе, как животными.

Основной замысел воронежских «навальнят» (ключевой приоритет) - это возглавить любой локальный протест. Тем более, если власть, областная или городская, даст для этого повод (в 25-летней современной истории Воронежа было, как минимум, две-три многотысячных протестных акций, последняя – в 2002 году). Но, как уже я подчеркнул ранее, в силу возраста и политического опыта, вряд ли серьезные люди из либерал-радикалов дадут этим юношам возглавить серьезное протестное движение. Поэтому ставка в политической игре делается штабистами Навального на торпедирование официальных профсоюзов (на фото листовка, призывающая вступать в независимый профсоюз медицинских работников «Альянс врачей»). Тем более, у нас в регионе здравоохранение - это самый больной вопрос.

протест фот.jpg

Не прочь воронежские «навальнята» и поиграть в выборы. Поэтому контакты штаба идут с местным «Яблоком» (Татьяна Шкред) и руководством обкома КПРФ (дружеское общение ведет лично Сергей Рудаков, атеист и космополит-интернационалист). Кстати, если бы у Шкред не превалировали в системе приоритетов эгоистические интересы собственного бизнеса, а Рудаков был бы не таким откровенным бездельником, то, возможно, ситуативные политические союзы «навальнят» с леваками и правыми либералами дал бы определенный эффект.

Эффект в двух направлениях: 1) в возможном вхождение людей Навального в воронежские представительные органы власти (маловероятно, но не исключено), 2) в создании скандалов по недопущению «навальнят» в избирательные кампании (также большой плюс для штаба и резонанса по всей России). Впрочем, возможно, это дело ближайшего будущего. А именно - политических интеракций – 2020. Кроме того, отсутствие структурации в замыслах и действиях штабистов, творческой хаотизации в рутинной работе четверки, дисциплины и упрямого усердия в достижении хотя бы тактических целей, нельзя сбрасывать со счетов эту группу.

Достаточно умно и рационально «навальнята» ведут себя на локальном политическом поле. С подсказкой свыше или нет, но люди Смирнова не педалируют продвижение интересов ЛГБТ и их акций в Воронеже (очевидно, понимая, что это не приемлет абсолютная часть местного сообщества). Не нарываются они и на бестолковые конфликты с полицией ради конфликтов (во всяком случае, пока), не проявляют безбашенного радикализма в иных действиях. Рацио? Игра в долгую? Выжидание лучших условий во временном контнууме? Стремление не быть локальными политическим маргиналами, а вести диалог с теми, кто может, не спеша и, в то же время, последовательно, разрушать политический режим со своей стороны? Посмотрим.

Четвертый пункт: технологии политического влияния штабистов Навального в Воронеже

Если можно выразить сущностное в практических делах Штаба Навального в Воронеже, то эта «четверка юных» пока способна лишь на реализацию стратегии малых дел. И именно в медианаправлении. При этом, ставка, что на федеральном, что на региональном (воронежском) уровнях, делается две системы аргументаций: 1) на постправду (понятие, введенное в 2010 году в дискурс западным блогером Д. Робертсом и означающем «гибридную» правду, апелляция к эмоциям, а не к фактам при подаче информации в публичное пространство), 2) на «Хайли Лайкли» (английское выражение «highly likely», которое можно перевести на русский как «с высокой степенью вероятности» или просто «весьма вероятно»). Простенько? Да. Примитивно? Да. Однако штабисты «играют, как умеют».

И если у Навального получается ряд действительно качественных и резонансных разоблачений (этого отрицать не стоит, как не стоит и оглуплять политических оппонентов), то у местных, воронежских, «навальнят» исполнение этого направления не получается совсем, либо информационный продукт выходит сырым, плагиативным, а то и несвежим (протухшим). Хотя стоит признать - по замыслу оппозиционеры замахиваются серьезно: ФБК таргетирует генпрокурора Чайку, а воронежские апологеты Навального могут замахнуться и на действительно уважаемых в обществе воронежских бизнесменов- депутатов: сенатора Сергея Лукина, депутатов облдумы Евгения Хамина и Игоря Алименко. Другой вопрос, выглядит ли это убедительным?

Пятый пункт: замыслы Штаба Навального в Воронеже и исполнение

В разговоре со мной историк-археолог, по совместительству координатор Штаба Навального в Воронеже, Павел Смирнов честно признался, что у них нет таких источников, которые бы давали эксклюзивную информацию для расследований. Они (четыре героя) пользуются, или уже опубликованной официальной информацией (к примеру, декларации о доходах депутатов и чиновников), или публикациями других СМИ. Все, на что их хватает, это интерпретация фактов и событий. Сил и средств, чтобы копать сильнее и глубже, у штабистов Навального в Воронеже нет.

Может, поэтому так непрофессионально и неубедительно «навальнята» дали свое расследование по депутату и гендиректору «Логус» Игорю Алименко. Что тут сказать? Замах был действительно силен («ах моська знать она сильна»), а вот информационный продукт оказался даже скучнее, чем сама декларация о доходах и имуществе руководителя агрохолдинга. Кстати, весьма посредственным расследованием оказался и материал о Сергее Лукине на сайте «Компромат.ру» (навальнята, разумеется, будут открещиваться от данного проекта).

А так – пусть Игорь Алименко и Сергей Лукин считают себя влиятельными политиками и людьми дела в регионе, если информационные оппоненты политического режима взялись именно за них. За какую-нибудь Головачеву или Ключникова (депутаты облдумы) навальнята ведь не берутся. В политическом отношении, что Головачева, что Ключников практически не имеют политического будущего.

В качестве заключения

Для меня, как консерватора, крайне неприятны все либералы-западники, точно также, как и левые радикалы. Результаты их политической активности общество видело и в 1917-м (левые), и в 1991-м (правые либералы). А ведь некоторое время назад государственные институты исторической России видели в них только мелкую кучку политических маргиналов. Следовательно, преуменьшать их миссию и практики ни в коем случае не стоит. Однако, как политологу, мне необходимы объективные оценки, без эмоций. И я отдаю себе отчет в том, что группа «навальнят» в Воронеже-это живой и растущий организм. И он, через некоторое время, может оказаться более живучим и более эффективным в достижении своих целей, чем иные официальные или официозные структуры и акторы. 


(Нет голосов)


Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Регионы ЦЧР   








7 холмов.jpg


Регионы ЦФО   



Редакция: Вопрос-ответ.



Доктор политических наук, заведующий кафедрой Воронежского филиала Российского экономического университета (РЭУ) им. Г.В. Плеханова



Еженедельный рейтинг областей ЦФО (02-08 июля 2018 г.)

Калужская область

+10

Тульская область

+9

Московская область

+8

Липецкая область

+7

Белгородская область

+5

Тамбовская область

+4

Курская область

+3

Орловская область

+3

Ярославская область

+2

Тверская область

+2

Воронежская область

+2

Рязанская область

+1

Владимирская область

0

Смоленская область

-2

Брянская область

-3

Костромская область

-7

Ивановская область

-10

О рейтинге

В основу еженедельного рейтинга 17 областей ЦФО, проводимого экспертами АНО «Институт политического анализа и стратегий» взяты следующие критерии:
а). динамика реализации инвестпроектов в реальном секторе экономики субъектов РФ;
б). создание и развитие производств;
в). Наличие событий, укрепляющих социальную инфраструктуру в регионе (ввод в строй медицинских, образовательных, дошкольных и других учреждений);
г). фактор протестных социальных выступлений;
д). наличие (отсутствие) резонансных фактов в политической сфере (коррупция, бюрократизм, авторитарные проявления власти, бездействие органов управления и др.)

Оценки в отношении 17 областей ЦФО осуществляется по балльной системе от +10 до -10.

Свежий номер регионального делового издания



Виктор ЛОГВИНОВ

Заместитель председателя правительства Воронежской области

«Основные усилия сосредоточены на реализации проектов по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью»








Воронежская область - территория нерациональной бюрократии


Белгородская область - территория успеха и эффективной власти



Евгений САВЧЕНКО

Губернатор Белгородской области

"Крестьянский труд в основе всего. Несмотря на самые современные технологии, включая цифровые, он всегда останется творческим. Миссия крестьянского труда заключается в том, чтобы обеспечивать благополучие всех".







© 2004-2019, Деловой еженедельник «Экономика Черноземья и жизнь регионов» распространяется в Воронежской, Липецкой, Курской, Белгородской, Тамбовской, Орловской областях и в других регионах РФ.

Новости


Аналитика


Региональная власть


Местное самоуправление в ЦЧР


Финансы


Социосфера


Производство


Конфликты


Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77-69041, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 13 марта 2017 г.
Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью Региональное информационное агентство "Черноземье". Главный редактор: Волкова Алина Евгеньевна. Адрес электронной почты: ekonomik@list.ru. Телефон редакции: +7 (473)273-11-87