Региональное деловое издание
 

Анонс: Экс-убоповца из Воронежа Геннадия Клычева, который сам дал себе кличку «КГБ», разыскивают… эксперты

Региональная власть | 27.05.2012

Как губернатор Кулаков управлял Воронежской областью

Как губернатор Кулаков управлял Воронежской областью

Редакция регионального делового издания «Экономика и жизнь – Черноземье» завершает публикацию аналитического материала одного из ведущих экспертов Воронежской области Владимира Бренделева, посвященного системе управления регионом в эпоху губернаторства В. Кулакова (2001-2008 гг.).

Окончание. Начало в № 8-9 (78-79)

Сомнительные критерии для сомнительной оценки

Вы, пожалуйста, не смейтесь, но всевозможные «развитости», «проводимости» и «конституционности» постоянно встречались в числе тех «основных задач», которые должны были решать чиновники администрации Кулакова. Ну, а сам Владимир Григорьевич, соответственно, должен был очень жестко контролировать результат их работы. Так и представляешь себе следующую картину.

Раннее утро, где-нибудь часов одиннадцать-двенадцать. Генерал-губернатор Кулаков, потягиваясь в своей губернаторской постели, напряженно размышляет на тему, с чего ему начать рабочий день: то ли с севрюжины с хреном, то ли с конституционности. А ну-ка, подать сюда Бздын Бздыныча, решает в конце концов генерал. Г-н Б.Б. Бздынов, ответственный за проведение социальной политики в области, тотчас предстает перед светлыми очами Кулакова.

– С конституционностью дела в нашей процветающей области обстоят самым наилучшим образом, – бодро докладывает Бздын Бздыныч генералу. – За первые два года вашего мудрого правления численность населения Воронежской области уменьшилась на 49757 человек. Каких-нибудь два сельских района, всего лишь навсего, приказали долго жить, ваше превосходительство…

– Долго жить – это хорошо, – мечтательно произносит генерал. – Ну ладно, на сегодня, пожалуй, хватит, а то я уже утомился. О развитости и проведенности вы доложите мне в другой раз…

Смех смехом, но всего в таблице, занявшей 13 страниц аналитической записки, были приведены результаты анализа логиче­ской полноты 57-ми функций, следующих из положений о функционировании должностных лиц и соответствующих подразделений обладминистрации. Наличие показателя, позволяющего хотя бы как-то оценить деятельность чиновников Кулакова, присутствовало при этом только в 4-х случаях. В 4-х из 57-ми.

Дивились ли тому, что они обнаружили, сами эксперты «Концепта»? Вполне возможно, что дивились – ну, еще бы им было не дивиться! Где еще, в каком регионе суверенной России смогли бы они обнаружить «лучшего антикризисного управляющего всех времен и народов» С.М. Наумова или профессора Берколайко, знающего такое выражение, как «функция цели»? Где еще, кроме как в каком-нибудь зоопарке или обезьяннике, смогли бы они найти чиновников, обладающих «наработками интеллекта»? В каком еще погребе смогли бы они откопать мудрых руководителей, мечтающих о том, чтобы связать своих подчиненных одной веревкой и подтянуть их к лопате?

«Промышленность никакому восстановлению и реконструкции не подлежит»

Шутки – шутками, но давайте попробуем ответить на простой вопрос: «А возможно ли было в принципе решить ту задачу, которую ставили перед собой эксперты «Концепта»?» «Главной целью НИР, – отмечали они в своей «Аналитической записке», – является обоснование, реорганизация и адаптация органов исполнительной государственной власти Воронежской области к решению проблем управления, возникающих в новых экономических и социальных условиях и определяемых стратегическими целями регионального развития – повышением конкурентоспособности Воронежской области и качества жизни на ее территории». Так возможна ли была «адаптация» к решению подобных задач тех существ, которые пришли в органы воронежской исполнительной власти вместе с губернатором Кулаковым?

С самого начала, как мы помним, высшие чиновники обладминистрации во главе с Наумовым, Клейменовым и самим Кулаковым прямо заявляли о том, что 90% воронежских предприятий надо обанкротить. Итог данной кампании, проводимой под лозунгом: «Отнять и разделить – между своими» – подвел, опять-таки, сам же губернатор, откровенно признавшийся в том, что «мы оказались в таком положении, когда наша промышленность, основной источник наших доходов, никакому восстановлению и реконструкции не подлежит». А теперь – вопрос на засыпку.

Результат проведенной обладминистрацией кампании по зачистке воронежского промышленного потенциала – налицо. Придумать систему показателей, позволяющих объективно оценить деятельность администрации Кулакова на данном направлении, это раз плюнуть, с указанной проблемой легко бы мог справиться даже Берколайко. Функция управления, напомним, это «требование к получению определенного результата путем выполнения некоторой деятельности». Так какой же функционал, в таком случае, следовало записать в положение об обязанностях первого заместителя главы администрации области С.М. Наумова и замглавы администрации – начальника главного управления по промышленности, транспорту, связи и инвестициям В.И. Клейменова? На решение каких проблем их следовало нацелить?

Или вот еще другая задачка. Воронежские СМИ в свое время несколько раз задавали Кулакову вопрос о том, почему пакет акций завода «Воронежсельмаш», находившийся в областной собственности, был продан за смешную сумму – менее трех миллионов рублей. И это при том, что сама же область вложила в развитие данного предприятия несколько сот миллионов. Поинтересоваться подробностями этой продажи губернатору советовали у своего первого зама – С.М. Наумова. Так какой же функционал, объясняющий подобный финт, нужно было записать в положение об обязанностях последнего? Если бы Григорий Перельман сумел адаптировать к Наумову положение о первом заместителе главы администрации Воронежской области, стал бы он отказываться от честно заработанной им Филдсовской премии?

«Главные колхозники области» гребли деньги лопатой

Возьмем опять-таки «Воронежинвест» – главный сельхозпроект губернатора Кулакова. Берколайко в «Инвесте» можно было делать все. Вообще все. В смысле – проворачивать такие «коммерческие» сделки, которые всем прочим воронежским предпринимателям не могли бы присниться даже в самом сладком, самом радужном сне.

Какой предприниматель, какая фирма в нашей области могли бы похвастаться, к примеру, тем, что им удается продавать зерно бюджетополучателям по ценам от 1,5 до 2,9 раза (!) превышающим среднерыночные? Помните капиталиста, который, по Марксу, за 300% прибыли был готов удавить все человечество? Этого капиталиста, как мы помним, не смог бы остановить даже страх виселицы. Бедный, наивный, романтичный Карл Маркс, который, увы, так и не дожил до того времени, когда на нашей черноземной почве пустил свои крепкие корни «Воронежинвест»! Скромный воронежский труженик с простой российской фамилией – Марк Берколайко, волею губернатора Кулакова вознесенный к должности главного колхозника области, с легкостью воплотил в жизнь вековую мечту мирового капитала – грести лопатой сотни процентов прибыли, даже не прилагая к этому каких-либо особых усилий. И при этом – без какого-либо риска ощутить на своей шее прикосновение рук палача. И все это счастье – исключительно за счет воронежского бюджета.

Как холила и как лелеяла свой «Инвест» администрация Кулакова! Вот, к примеру, в августе 2001 года она своим распоряжением № 1358-р поручила «Воронежинвесту» и «Росагротрейду» (торговая фирма при россошанских «Минудобрениях», вотчине первого вице-губернатора
С. Наумова) поставить удобрения сельхозпроизводителям. Для решения этой благородной задачи «Инвест» получил бюджетную ссуду в сумме 20 млн рублей и банковский кредит на сумму 30,5 млн под залог областного имущества. Договора на поставку, правда, удалось заключить всего лишь с 9-ю райадминистрациями из 27-ми предусмотренных распоряжением.

Произошло это по той причине, что отпускная цена удобрений, благодаря посредничеству ГУПа г-на Берколайко, увеличилась на 380 рублей за тонну, или на 13,5%. При этом в наценку «Инвеста» вошло вознаграждение в сумме 1,5% от стоимости удобрений некоему ГУПу «ВАРП». Знаете, за что? За услуги по предоставлению информации о производителе удобрений! Особая пикантность данной ситуации заключалась, вообще-то, в том, что офис «Росагротрейда» располагался примерно в 100 метрах от офиса «Инвеста», в соседнем здании по пр. Революции. Все дело, видимо, было в особой застенчивости Берколайко, который постеснялся спросить С. Наумова о том, где этот самый «Росагротрейд» находится. Воронежские сельхозпроизводители в результате остались, правда, без удобрений.

«Воронежинвесту» было позволено зарабатывать на всем. Вот раньше, к примеру, районы области финансировались обладминистрацией напрямую. С приходом Кулакова эта досадная ошибка была исправлена – районы стали финансироваться через «Инвест». За отдельное вознаграждение, ясное дело. Отправились денежки из области в район – ГУПу Берколайко от этого прибыль. Вроде бы и пустячок, но все равно приятно.

Федеральные ссуды на закупку сельхозтехники – любимому ГУПу. Беспроцентные ссуды из областного бюджета – опять же ему, дорогому Берколайко. Любые областные гарантии под взятие кредита – снова «Инвесту». И это все в новой, созданной Кулаковым, экономической ситуации, когда «основой экономики области является село»! «Приходится признать, что сегодня воронежские заводы и фабрики являются инвестиционно непривлекательными, – учил воронежцев Кулаков. – Иное дело – село… Самой доходной отраслью экономики становится аграрный сектор. Такой рентабельности, которой можно здесь достичь, невозможно получить даже на нефти и газе. К тому же в селе очень быстрая отдача от результата труда».

Ну как, скажите, можно было при такой поддержке губернатора, являющегося к тому же выдающимся теоретиком в области производства сельхозпродукции, привести «Воронежинвест» к банкротству? Сумел бы, как вы думаете, справиться с решением этой задачи тот же Владимир Арнольд – создатель теории катастроф, один из самых знаменитых математиков ХХ века? Этот вопрос, конечно же, можно считать чисто риторическим. Ибо профессор Берколайко в его решении оказался на явно недосягаемой для кого-либо высоте.

Прошло всего лишь чуть более года с начала реализации «главного сельхозпроекта губернатора области», а Берколайко уже начал намекать на неизбежное. «Предвидеть такие ситуации сельхозпроизводитель, который не владеет всей полнотой ситуации, не может, – стенал он осенью 2002 года по поводу тех исключительно благоприятных погодных условий, с которыми второй год подряд сталкивалось российское сельское хозяйство. – Один фактор я не учел… Сейчас получается, что эту рожь некуда деть… Я не знаю политику в области госрезерва… Оказывается, мы к этому совершенно не готовы. К нашим бедам можно добавить… В очередной раз изучив рыночную экономику по учебникам, мы на практике убедились…» И т.д. и т.п.

«Воронежинвест» уверенной поступью шел к своему банкротству, которое только на завершающем этапе обошлось областному бюджету почти в миллиард рублей. Так какой же функционал, определяющий подобную политику, надо было заложить в положение, определяющее обязанности того же самого С.М. Наумова, а также заместителя главы администрации – начальника главного управления агропромышленного комплекса И.И. Дубовского? Не говоря уже о гендиректоре «Инвеста» М. Берколайко?

Вопиющая некомпетентность и отсутствие стратегического мышления

С тем фактом, что деятели, пришедшие в областную власть вместе с Кулаковым, проявляли поразительную некомпетентность во всех вопросах, связанных с управлением областью, спорить, конечно же, сложно. Вопиющий, уму непостижимый непрофессионализм команды Кулакова сразу же бросался в глаза любому стороннему наблюдателю. В «Аналитической записке» центра «Концепт», цитированной нами выше, давалась, к примеру, такая характеристика руководству Главного управления агропромышленного комплекса области.

«Руководитель АПК не обладает стратегическим мышлением и не ориентирован на решение проблем АПК», – констатировали эксперты. Главное управление, по мнению аналитиков «Концепта», не справлялось с выполнением возложенных на него функций. Так, например, функции «разработки и реализации мер по государственному регулированию сельхозпроизводства» подменялись обычными производственными функциями; функция «организация работы по рациональному использованию земель» свелась к тому, что межевание было проведено всего лишь в 300 хозяйствах из 900 и лишь в 2% фермерских хозяйств; из 800 выпускников вузов в АПК выехало всего 24 человека – так в Главном управлении поняли функцию «организация подготовки кадров среди молодых специалистов». В отрасли отсутствовала даже система планирования и учета (!) финансовых средств, выделяемых по 12-ти программам поддержки для более чем 900 крупных хозяйств и 4200 фермерских т.д. и т.п.

С точки зрения реалий дня сегодняшнего, заключение, выданное аналитиками «Концепта», поражает, конечно же, своим романтизмом и своей наивностью. Руководитель воронежского АПК не обладает, видите ли, стратегическим мышлением! Написали бы еще и том, что у Кулакова, Наумова и Берколайко отсутствует чувство юмора. А оно им, вообще-то, нужно, это самое чувство? Воображающие себя умниками эксперты «Концепта», смогли бы они сами, интересно, провернуть операцию по банкротству «Воронежинвеста» с тем же самым блеском, что и их «не обладающие стратегическим мышлением» визави?

Главный прикол финальной стадии банкротства «Инвеста» заключался, как известно, в том, что «936 миллионов рублей были получены из областного бюджета два раза, а возвращены один раз». Эту чеканную формулу сделали достоянием общественности руководители легендарной компании «Июль» братья Ботвиньевы, консультировавшие процедуру банкротства «Инвеста». Но ведь для того, чтобы провернуть операцию подобного масштаба – спрятать «недостачу» 936-ти миллионов! – нужно было, как минимум, создать работающую систему, позволяющую безнаказанно списывать немалые бюджетные суммы. Нужно было вырастить и воспитать соответствующий персонал, который смог бы обслуживать работу этой системы.

Воронежская облдума при Алексее Наквасине вовсе не была такой «единой», какой она стала впоследствии. На одном из думских заседаний, где-то в 2002 году, я выступил с докладом, в котором дал раскладку по «Инвесту» и прямо сказал о том, что «главный сельхозпроект губернатора области» будет неминуемо обанкрочен. В перерыве, выходя из зала думских заседаний, я столкнулся с Берколайко, которого сопровождали несколько глав районных администраций. Реакция на мое выступление оказалась более чем эмоциональной; самая спокойная реплика, которую мне довелось услышать, звучала так: «Самый умный здесь нашелся!» Заинтересованность некоторых глав администраций в проекте Кулакова-Берколайко была несомненной.

Оно и не удивительно. С приходом Кулакова в администрацию области сложилась любопытная практика: «В некоторых района области объем привлеченных ссуд превышает сумму собственных доходов», – отмечала в своем отчете 2002 года областная Контрольно-счетная палата. – По Нижнедевицкому району – в 6,1 раза, Петропавловскому – в 4,1 раза, Эртильскому, Подгоренскому, Репьевскому, Каширскому, Каменскому – более чем в 3 раза, Верхнехавскому, Верхнемамонскому, Грибановскому, Новохоперскому, Панинскому, Рамонскому, Терновскому – более чем в два раза. Из вышеизложенного следует, что по отдельным районам погашение ранее полученных и вновь взятых ссуд практически невозможно».

Ясный пень, что невозможно! Пресловутые ссуды как раз и давались исключительно для того, чтобы к концу года, под шумок, их благополучно списать. Общая сумма списаний при этом исчислялась многими сотнями миллионов рублей. В точности та же самая схема была использована и для проведения спецоперации с исчезновением 936-ти миллионов «инвестовских» рублей: деньги ГУПа были «разложены» по соответствующим районам области, а затем благополучно испарились.

А аналитики-то «Концепта» еще что-то толковали там об отсутствии стратегического мышления.

Оценивать успешность деятельности администрации Кулакова, как мы видим, следовало вовсе не по каким-то там надуманным и не имеющим ничего общего с реальностью критериям и показателям. Вот, к примеру, те же самые эксперты «Концепта» написали в своей «Аналитической записке» о том, что они якобы выявили проблемы, препятствующие Главному управлению госимущества области (пресловутому ГУГИ) выполнять его основную функцию». И знаете, что они поставили в вину ГУГИ? Тот факт, что из более чем двух миллионов квадратных метров площадей нежилого фонда, находящегося в областной собственности, ГУГИ сдает в аренду всего лишь 18,6 тыс. кв. метров, а арендная плата поступает в областной бюджет всего лишь с 12,6 тысяч кв. метров – то есть менее чем с 1 процента (!) общей площади фонда. Ну, и еще другие мелочи, как то: крайне неэффективное распоряжение земельными ресурсами, большая часть которых даже не разграничена, вследствие чего область не получает прибыли от их использования; нежелание анализировать процессы приватизации; отсутствие единой базы данных по земельным и прочим ресурсам и т.д. и т.п. И это – о ведомстве, которым руководил родственник Кулакова Игорь Паринов!

Ну, разве можно быть наивными в такой уж степени? А блистательно проведенная операция по продаже ВРТТЗ, когда 8 гектаров земли реальной стоимостью 16 миллионов долларов, 24 тыс. кв. метров производственных помещений, подъездные железнодорожные пути вместе со всем прочим имуществом «ушли на сторону» где-то за два миллиона рублей? А спецоперация по продаже бывшего спортивно-оздоровительного комплекса концерна «Энергия», когда участок земли в центре Воронежа кадастровой стоимостью более 20 миллионов долларов был продан за 3,6 миллиона рублей? И кто-то еще после этого смеет говорить о неэффективной работе ГУГИ?

Помните известный анекдот про лягушку и носорога? Так вот, на все упреки в неэффективности и отсутствии стратегического мышления администрация Кулакова с полным основанием могла бы ответить коронной фразой этой самой лягушки: «Дура-то, может быть, и дура, но уж свои 10 баксов в день я точно имею».

Областной бюджет кроили как хотели

А уж как лихо администрация Кулакова смогла разобраться с областным бюджетом – это вообще отдельная песня. Город Воронеж с приходом генерала был посажен на голодный паек: нашему герою потребовалось «развитие села». Если бюджет областного центра в период с 2000 по 2002 год увеличилась всего лишь с 2100 до 2700 млн рублей, то областной бюджет за тот же самый период, за счет отобранных у города денег, возрос с 2615 до 8421 млн рублей – более чем втрое! Взаимоотношения администрации Кулакова с Воронежем – это, впрочем, тема отдельного разговора. Но как же расходовались те немереные финансовые ресурсы, которые попали в распоряжение генерал-губернатора? Весьма любопытный ответ на этот вопрос дала в свое время Контрольно-счетная палата Воронежской области.

По результатам проверок КСП за 2001 год и 9 месяцев 2002 года было выявлено нецелевое использование бюджетных средств на сумму 3041,9 млн рублей, неэффективное – на 267,5 млн рублей, потери областных и муниципальных бюджетов составили 266,7 млн рублей, а 1978,2 миллиона бюджетных средств направлено в нарушение законодательства. Общая сумма нарушений превысила 6600 миллионов рублей и оказалась, соответственно, больше того консолидированного бюджета, который имела Воронежская область до прихода Кулакова. И этот фантастический результат был достигнут всего лишь за первые два года пребывания нашего бравого генерала у власти!

Однако и это еще не все! При Кулакове стала стремительно меняться сама структура областных расходов – в сторону полной безнаказанности власти. Так, за 9 месяцев 2002 года, по данным КСП, в областной бюджет поступило 6142 млн рублей, или 109% плановых назначений. На исполнение расходной части было направлено 6874 млн рублей, что составило 121% плана. При этом произошло самое настоящее экономическое чудо: при том, что общие расходы на 21% (!) превысили план, все отрасли, кроме одной, оказались… недофинансированы. Но что же это была за волшебная отрасль, вытянувшая, на себя, в одиночку, четверть бюджетных расходов?

Люди, от бюджетных дел далекие, могли бы, наверное, подумать, что речь идет о расходах на госуправление. Ничего подобного! Госуправление – это не коммерция, много не заработаешь: всего лишь 3% общих расходов, исполнение – 89%. Себя, любимого, Кулаков, конечно же, не обидел, столь низкая цифра получилась за счет облдумы, которой досталось всего лишь 66% от причитающегося. Председателем Думы в то время, напомним, был Алексей Наквасин, и она тогда регулярно осмеливалась возражать не терпящему иного мнения генерала. А теперь – внимание!

Единственной «отраслью» областного хозяйства, плановое задание по которой было перевыполнено, оказались… «прочие расходы». Процент перевыполнения «прочих расходов» оказался равным – затаите дыхание! – 3200. Доля «прочих» в общей сумме расходов составила, ни много ни мало, 24% расходной части. Четверть областного бюджета! Львиную долю «прочих расходов» составили, естественно, бюджетные ссуды и бюджетные кредиты юридическим лицам.

С сухим языком цифр спорить, как известно, трудно. А они, эти цифры, давали совершенно точный ответ на вопрос, с какой целью начальник воронежского УФСБ В. Кулаков стремился осенью 2000 года влезть в губернаторское кресло. Итоги двух лет пребывания Кулакова в этом кресле оказались следующими.

За это время управлявшие областью люди создали, по сути дела, на базе администрации Воронежской области мощнейшую коммерческую структуру, масштабы деятельности которой оказались вполне сопоставимыми с оборотами такого гиганта, как Воронежский банк Сберегательного банка России. И при том на бюджетные деньги, разумеется.

Принципы работы административно-коммерческого монстра, созданного командой Кулакова, разительно отличались, ясное дело, от тех принципов, на которых строится работа всех прочих банковских и коммерческих структур. Процитируем в качестве примера совсем, вроде бы, безобидный абзац из заключения КСП об исполнении областного бюджета за 9 месяцев 2002 года:

«По разделу «Транспорт, дорожное хозяйство, связь и информатика» проводилось финансирование железнодорожного транспорта в 0,3 млн рублей (14%), автомобильного транспорта – 46,1 млн рублей (100% плана)».

Ну как, появилось у вас предчувствие, какие чудеса сейчас начнутся? Для железной дороги, которая действительно перевозила много льготников, не нашлось даже жалкой пары миллионов, зато АО «Воронежавтотранс» – досрочно (уже в I квартале) – отвалили аж 46! На которые это АО (в то время чисто частная конторка) приобрела – уже в первом полугодии! – целых 116 единиц автотехники!

Но деньги-то, заметим, не просто так были уплачены, а в качестве «компенсации убытков от перевозки льготных категорий граждан». И знаете, сколько этих самых льготников в автобусы набивалось? Сядьте, а то упадете.

Согласно отчетам предприятий данного АО, по городу в среднем перевозилось 92% льготников, на пригородных маршрутах – 85%. Да, да, вы не смеетесь, это еще до появления так называемого «народного маршрута». Идет по городу коммерческий автобус, а в нем из ста человек 92 едут бесплатно! В некоторых подразделениях «Воронежавтотранса» количество платных пассажиров вообще не превышало… 1,3%. То есть из каждых 77 пассажиров за проезд, согласно отчетам, платил… один. Вы такие коммерческие автобусы видели когда-нибудь? Не видели? Ну, и зря – ибо областной бюджет за всех этих «перевезенных льготников» исправно выплачивал частной лавочке огромные деньги, на которые та и приобретала себе все новые и новые автобусы.

И знаете, кстати, кто был в то время первым заместителем генерального директора АО «Воронежавтотранс»? Руководитель кулаковского «ответственного выбора» в облдуме. А теперь попробуйте-ка догадаться, с одного раза, чей сынок унаследовал кресло генерального директора АО «Воронежавтотранс».

О том, на какие структуры начал литься золотой дождь, финансируемый из областного бюджета, догадаться несложно. Вся же деятельность Кулакова все последующие шесть лет его губернаторства была направлена, по сути, на то, чтобы обеспечить максимально возможный уровень безопасности для тех людей, которые кормились при созданной им системе. И в этом деле наш доблестный генерал, надо отдать ему должное, добился немалых успехов. После смещения А. Наквасина с поста председателя облдумы дискуссии в областном «парламенте» практически прекратились. А если и начинались, то заканчивались, как правило, очень быстро. Хорошей иллюстрацией к сказанному могут служить те зарисовки с заседаний облдумы, которые оставил для истории обозреватель «Воронежского курьера» Герман Полтаев.

Вот, к примеру, в сентябре 2005 года облдума обсуждает вопрос, почему «за счет бюджета следует помогать строительству завода по переработке металлолома (!) ООО «Хетек Воронеж» в размере 150 млн рублей (!!). Депутат А. Шмыгалев не выдерживает: «Да у нас 50 таких заводов в области». Новый председатель «представительного» органа уверенно зарубает дискуссию на корню: «Вопрос понятен – такими проектами людей надо заинтересовывать». «Депутаты своего председателя поняли правильно», – иронизировал Полтаев.

А вот – реплики спикера по поводу вопроса об игорных заведениях:

– Комиссия за три месяца четыре раза заседала, очень много работала над поправками.

– Диалог здесь устраивать не будем, у нас коллективный орган. Кто за то, чтобы поправки голосовать блоком?

«Депутаты своего председателя опять понимают», – констатировал обозреватель «ВК».

Очередной вопрос – о гостинице «Брно». А точнее – о частных интересах неких заинтересованных в ней фирмочек.

– «Единая Россия», вы побойтесь Бога! Мы что, о детском доме говорим? – не выдерживает депутат А. Зоткин.

И снова – спикер:

– Администрация просит.

А вот начальник главного финуправления области Надежда Сафонова докладывает о том, что в областной бюджет дополнительно поступило 380 миллионов рублей: 80 из федерального бюджета, в виде субсидий на строительство и реконструкцию дорог, а 300 – из дорожного фонда.

– А как будут распределяться этим дополнительные средства? Достанется ли что-нибудь городу? – робко подает голос депутат С. Рудаков.

Сафонова:

– Это будем обсуждать потом.

Голос из зала:

– Сергей Иванович, это деньги «Единой России», и мы их сами будем распределять.

К концу губернаторства Кулакова темпы обсуждения любых вопросов в облдуме стали уже просто рекордными. Для принятия решений по 20-30 вопросам, включенным в повестку, депутатам с лихвой хватало 30-40 минут. Областная Дума под мудрым руководством нового спикера окончательно превратилась в Неместодлядискуссий.

Лягушка из анекдота, желающая иметь свои гарантированные 10 баксов в день, была бы этому обстоятельству несказанно рада…

Вице-губернатор допускал ошибки в элементарных арифметических действиях

Но что же получили от славного губернатора Кулакова простые воронежцы? Для ответа на этот вопрос расскажем об одном, достаточно забавном эпизоде, который может служить хорошей иллюстрацией к теме взаимоотношений между администрацией Кулакова и населением вверенной ему области.

В 2001-м, после прихода генерала к власти, величина транспортного налога в области была увеличена, ни много ни мало, в 6,5 раз (!). Летом 2002 года группа депутатов облдумы (Ю. Матвеев, С. Лукин, В. Ключников) обратилась к обладминистрации с предложением несколько снизить ставку данного налога. И получила, естественно, отлуп. Ответ, подписанный первым вице-губернатором Наумовым, определенно заслуживает того, чтобы рассказать о нем подробнее.

Во-первых, г-н Наумов (на свою беду) решил блеснуть знаниями элементарной арифметики и выдал расчет ожидаемых потерь областного бюджета – целых пять арифметических действий в 10 строчках. Наумовская писулька попала мне в руки совершенно случайно, но у меня сработал уже подзабытый инстинкт экзаменатора: что-то не то.

Я поглядел на вычисления внимательнее – концы с концами явно не сходились. Через минуту дошло: автор писульки, как оказалось, понятия не имел о таких вещах, как самые обыкновенные арифметические скобки. Не у одной сотни студентов довелось мне, в свое время, принимать экзамены, однако с такими ляпами встречаться все-таки не приходилось… Наиболее любопытной, однако, оказалась концовка означенной писульки: «Под предлагаемые ставки налога попадут не только автотранспортные предприятия, выполняющие социально значимые перевозки для сельского хозяйства и населения области, но и транспортные средства, принадлежащие частным лицам и коммерческим структурам, которые и без того пытаются уйти от налогообложения».

Ну, как, оценили силу любви «лучшего антикризисного управляющего» к нам, «частным лицам», то есть людям, живущим в Воронеже? Это мы, значит, только и занимались при Кулакове тем, что «пытались уйти от налогообложения». Но кто же это, кстати, читал нам подобные морали? А читал их нам С.М. Наумов, деятель, имеющий репутацию едва ли не самого крупного коммерсанта Воронежской области.

«Возможно, что после четырехлетия своего правления имя Наумова появится в списках богатейших людей России, – писала тогда журналист «Воронежских вестей» Юлия Романова. – Во всяком случае, заводы, газеты и телеканалы он под себя уже подмял. Пока лишь пароходы Сергею Михайловичу не по зубам – у нас их просто нет. Но кто знает, что будет завтра? Возможно, заокеанские лайнеры в скором времени начнут возить туристов на развалины некогда большого и красивого города Воронежа».

Упоминание о развалинах в статье Юлии Романовой появилось совсем не случайно. Ибо от 700 миллионов рублей постоянно растущего транспортного налога, который собирался на территории нашего города, Воронеж на протяжении многих лет не получал от области практически ничего. Первый раз какие-то деньги на ремонт дорог в Воронеже были выделены на восьмом году губернаторства Кулакова – да и то потому, что они были получены из федерального бюджета. Так стоит ли удивляться тому, что воронежцы почему-то совсем не были опечалены известием об отставке генерала?

А голубая мечта А. Цапина – подтянуть воронежскую «элиту» к лопате – в конце концов все-таки осуществилась. Весной 2009 года, где-то в марте, мне утром позвонил домой А. Голиусов, бывший председатель Воронежской областной Думы. Он-то как раз и сообщил мне о том, что в Москве наконец-то принято решение о смещении Кулакова и что новым губернатором области будет Алексей Гордеев. «Ну, что же, поживем – увидим», – ответил я тогда Анатолию Семеновичу. Наглядное подтверждение тому, что слух об отставке генерала уже дошел до нашей «элиты», я получил в обед, когда проходил мимо библиотеки Никитина. У библиотеки работали дворники! Настоящие дворники, вооруженные ломами и лопатами! В настоящей, с иголочки, униформе! Дворники, которых я на улицах родного Воронежа уже точно не видел несколько лет!

Воронежская «элита» в лице ее наиболее интеллектуальной и продвинутой части начала готовиться к встрече нового губернатора области… 

Автор:  Владимир Бренделев


(Голосов: 1, Рейтинг: 5)


Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Регионы ЦЧР   








7 холмов.jpg


Регионы ЦФО   



Редакция: Вопрос-ответ.



Доктор политических наук, заведующий кафедрой Воронежского филиала Российского экономического университета (РЭУ) им. Г.В. Плеханова



Еженедельный рейтинг областей ЦФО (02-08 июля 2018 г.)

Тульская область

+9

Белгородская область

+8

Калужская область

+7

Тамбовская область

+7

Воронежская область

+7

Курская область

+6

Орловская область

+5

Московская область

+5

Владимирская область

+4

Рязанская область

+4

Брянская область

+4

Липецкая область

+3

Тверская область

+2

Смоленская область

0

Ивановская область

-6

Ярославская область

-7

Костромская область

-9

О рейтинге

В основу еженедельного рейтинга 17 областей ЦФО, проводимого экспертами АНО «Институт политического анализа и стратегий» взяты следующие критерии:
а). динамика реализации инвестпроектов в реальном секторе экономики субъектов РФ;
б). создание и развитие производств;
в). Наличие событий, укрепляющих социальную инфраструктуру в регионе (ввод в строй медицинских, образовательных, дошкольных и других учреждений);
г). фактор протестных социальных выступлений;
д). наличие (отсутствие) резонансных фактов в политической сфере (коррупция, бюрократизм, авторитарные проявления власти, бездействие органов управления и др.)

Оценки в отношении 17 областей ЦФО осуществляется по балльной системе от +10 до -10.

Свежий номер регионального делового издания



Максим Зацепин

руководитель департамента ЖКХ и энергетики Воронежской области

«До конца 2022 года в регионе должны быть расселены абсолютно все многоквартирные дома, признанные аварийными до 1 января 2017 года»




optimize.gif



Воронежская область - территория нерациональной бюрократии


Белгородская область - территория успеха и эффективной власти



Дмитрий Солонников

Директор Института современного государственного развития, политолог

"За две недели, конечно, серьезные изменения внести уже очень трудно. Здесь важно не сорваться и не опуститься в рейтингах и голосах. Важно не давать поводов странными выступлениями, неподготовленными комментариями, бессмысленно-эмоциональными эскападами".







© 2004-2021, Деловой еженедельник «Экономика Черноземья и жизнь регионов» распространяется в Воронежской, Липецкой, Курской, Белгородской, Тамбовской, Орловской областях и в других регионах РФ.

Новости


Аналитика


Региональная власть


Местное самоуправление в ЦЧР


Финансы


Социосфера


Производство


Конфликты


Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77-69041, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 13 марта 2017 г.
Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью Региональное информационное агентство "Черноземье".  Главный редактор - Волкова А.Е. Адрес электронной почты: ekonomik@list.ru. Телефон редакции: +7 (473)273-11-87
Яндекс.Метрика